16 омилия св.Григория Паламы(мой перевод с примечаниями) в 2-х частях


16 омилия св.Григория Паламы(мой перевод с примечаниями) ч.1.©

PG.151:189—220. Homilia XVI.
AGIOS-GRIGORIOS-PALAMAS
Сегодня день памяти великого человека...1-я публикация
http://rwmios-f.livejournal.com/105593.html

Предисловие.

Вниманию благочестивых читателей и всех интересующихся византийским богословием предлагается перевод 16-ой омилии св. Григория Паламы, одного из важнейших христологических и сотериологических текстов Церкви, содержащего в себе все полноту церковного учения, и раскрывающего тончайшие и глубочайшие богословские истины, о нашем спасении. Сравнение существующего перевода, выполненного о. Амвросием Погодиным,[1] с оригиналом, показало очень большое количество неточностей и самовольных добавлений слов, отсутствующих в подлиннике, и даже ошибок.Поэтому перевод осуществлялся согласно со следующими принципами заложенными великим старцем преподобным Паисием Величковским - предложению перевода всегда соответствует предложение оригинала. Ни одно предложение оригинала не разбивалось на более короткие предложения. Синтаксис и грамматика, по возможности, соблюдаются в точности, как и в оригинале, полностью исключены латинизмы, так как всем греческим словам есть соответствия в русском. В некоторых случаях допускалось употребление славянизмов из церковнославянского языка. Одним из важнейших моментов перевода - максимально передать дух смысл, ритм, и все смысловые оттенки оригинала. В квадратных скобках, иногда даются пояснительные слова, которых нет в оригинале. Цитаты из Священного Писания приведены по церковнославянскому тексту.
Перевод и примечания Алэксандрос Ромиопулос.

О домостроительстве по плоти Господа нашего Иисуса Христа и о том, что было даровано через него истинно в Него верующим; и о том, что Бог многообразно могущий избавить людей от тирании диавола, добровольно именно сие избрал домостроительство. Произнесена в Святую и Великую субботу.



Предвечное безграничное Слово - Вседержитель и Сын Божий - мог бы, конечно, и без собственного вочеловечения избавить людей от смертности и рабства диаволу; ибо он все несет глаголом силы его и все подчинено божественной его власти, и все Он может по Иову, нет ничего невозможного для Него; так как, власти творца тварь никоего противостояния оказать не может и никто не сильнее Вседержителя.Однако, более приспособленным к нашей природе и немощи и более подобающим Действующему, был тот способ, то есть через вочеловечение Слова, как имеющий правду (справедливость) вместе с самим собой, без которой ничего Богом не совершается; Праведен Бог и правду возлюби, и несть неправды в Нем» (Пс.10:8), согласно псалмопевцу-пророку.
Поскольку человек, в начале оставленный Богом, справедливо, как первым Его оставивший и к злоначальному прибегший добровольно, обманом советчика противное убеждается принять, то справедливо и предается ему, и, таким образом, завистию лукавого и справедливым позволением Благого, вошла в мир смерть,[2] которая из-за переизбыточествующей злобы начальника зла, удвоилась; и не только естественно, но и с его насилием совершается. Так как с правосудием мы были преданы рабству диавола и смертности, нужно, конечно же, было, чтобы возвращение человеческого рода к свободе и жизни с правосудием свершилось. Не только человек божественным правосудием завистнику был предан, но и диавол, правосудие от самого себя оттолкнувший, и ставший неправедно вожделеющим власти и самодержавия, а точнее тирании, с правосудием борющийся, силу против человека использовалВосхотел Бог сначала правосудием победить диавола, ибо тот продолжает с ним сражаться; а потом и силою, то есть воскресением и грядущим Судом; ибо это есть наилучший порядок предварять силу правосудием, сие есть дело истинной и благой божественной власти, а не тирании, что бы вслед за справедливостью следовала сила. Подобно тому, как человекоубийца, искони диавол, восстал против нас завистью и ненавистью, так начальник жизни преизбытком человеколюбия и благости за нас подвигся; и как тот беззаконно поставил цель погубить творение Божие, так и Сотворивший законно восхотел спасения им сотворенному, и подобно тому, как тот неправедностью и обманом свою победу и падение человека совершил, так и Освободитель праведностью и мудростью совершает всеконечное поражение начальника зла и обновление собственного создания. Итак, Бог избегал использовать то, что мог, то чем подобало действовать изначала.[3] Славнее же от этого праведность стала, предвозвещенная перед силой непобедимой; научиться же человекам нужно было справедливости, отсюда и из дел получить пример, чтобы во время бессмертия получить силу, которая никогда не оставит их. К тому же, нужно было побежденной природе победить победившего и перемудрить перемудрившего. Поэтому необходимо было человеку стать непричастным греху. Но это им [людям] невозможно «ибо, как говорит Писание, никто не безгрешен, хоть бы даже один только день его жизни» и «кто может похвалиться, что чистое имеет сердце?» И никто не безгрешен, только один Бог. Поэтому из Бога Божие Слово, из Него предвечно Сущее, но и в Нем пребывающее, ибо иначе нет Его и не может помыслится Он безсловесным, и с ним будучи одним Богом; ибо солнечный блеск не есть что иное по отношение к солнцу, и солнечный луч не иное есть солнце, помимо одного[солнца]. Именно поэтому единственный безгрешный Сын и Бог Слово, Сыном человеческим становится по божеству непревратно, а по человечеству непорочно; как достигши[cмысла] Исайя предвозвещал: «греха не сотворил и не обрелась лесть во устах его». И не только это, но и как единственный к кому не относим «в грехах зачат», как говорит о себе, а точнее о любом человеке псалмопевец Давид. Потому что плотское восстание, невольным будучи и явно враждебным закону ума, — хотя у целомудренных оно насилием порабощено и отпускается только в целях деторождения, от начала имеет следствием осуждение, будучи тлением, (φθορὰ ) и называемо так, и рождает, конечно, для тления, не сознавая чести, которую наша природа приняла от Бога, но потом уподобилось животным, ибо оно есть страстное движение.[4]
Поэтому не просто среди людей родился Бог, но и из Девы Святой, которая была выше скверных плотских помыслов, согласно пророкам, и то зачатие нашествием Святого Духа свершилось и не имело никакого плотского влечения, но благовестие и веру в Божие пребывание. Сосложением[5] и опытом страстного желания не затронутая, ибо от всего такового она была отделена молитвой и духовной радостью; «Се раба Господня буди мне по глаголу твоему» благовествующему ангелу непорочная Дева сказала, зачала и родила; с тем, что бы победитель диавола – Богочеловек - человеком был, но только по роду, но никак не по греху; поскольку Он один из всех имеет корень не в беззакониях зачатый и не в грехах выношенный, то есть наслаждением и страстью и скверными помыслами из преслушанием оскверненной природы; но и по воспринятому [естеству] совершенно чистый и непорочный, и не нуждающийся по нему для себя в очищениях, но ради нас всё премудро восприняв; и таким образом, действительно новым Адамом ставший, пребывает воистину новым и благой силы исполненным, ни в чем не стареющий и ветхого Адама в Самом Себе и Сами Собой воссоздает и во веки сохраняет новым, будучи в силах всецело устранить ветхость.

И тот Адам вначале непорочным был сотворен Богом, и новым был, пока добровольно диаволову убеждению не поддался, и к плотским наслаждениям не обратился и пав осквернением греха, стал ветхим, впав в то, что против природы.

Поэтому не рукою только[6] непостижимо Владыка обновляет его, но и полностью содержит его Самим Собою, не только воспринимая и из падения человеческую природу воздвигает, но и облекается в нее неизреченно, и сочетается с ней нераздельно, и рождается Бог и вместе человек из жены, дабы воспринять Им сотворенную и советом лукавого украденную природу,[7] из сей Девы, чтобы нового сотворить человека; ибо если бы от семени он был, то не был бы новым человеком; и новой ни в чем не ветшающей жизни не был бы начальником и подателем и не мог, если бы был ветхого частью, в Себе Самом[8] принять непорочное божество, сотворить плоть источником освящения неисчерпаемым с тем, чтобы праотеческую скверну отмыть преизбытком своей силы, которой хватит и для освящения всех последующих.

Поэтому ни ангел, ни человек, но сам Господь благоволил так милостью нас спасти и воссоздать, пребыв неизменяемо Богом, произойдя совершенно такой же, как мы человек. Итак, рождается из Девы святой единственный из [всех] веков невиновный человек, единственный, ни в чем не достойный Божественного оставления. И прежде чем узнать злое, избирает благое, согласно пророчеству; и живет житием во всем безгрешном, и ничего в нем не обреталось по правде достойного Божественного оставления, подобно первому Адаму, который нарушив, был оставлен, но всякой заповеди всякого закона Божия Он стал исполнителем, и отсюда справедливо свободен был от рабства диаволу. Так человеком побеждается вначале человека победивший диавол. И победив по образу Божию [cозданную] природу и сего ради величаясь, поражается превозношением, и человек заново соделывается действительной душевной смертью; каковой он умер тотчас после вкушения с запретного древа; смертью, о которой он был извещен прежде преслушания Адама и Евы, Богом сказавшим: «В тот день, в который вкусите от него смертью умрете», на смерть по плоти уже после преслушания мы осуждены были и сие в словах Бога к Адаму: «Земля еси и в землю отыдеши».

Подобно тому, как оставление душою тела и ее отделение от него – это смерть тела, так и оставление Богом души и от Него ее отделение – это смерть души, которая пребывает иным образом бессмертной; постыдной же становится и бесполезной, отделившись от Бога, и конечно не разлагается, подобно мертвому телу, после умерщвления, так как не по сложению имеет бытие. Нужно знать это и о раз и навсегда бездушных телах; ибо в них простейшее более постоянно.[9] Поэтому разумная душа, когда разлучается от Бога не только неделанием блага страдает, но и действенно сама по себе приобретает влечение к худшему, пока жалко живущяя ныне, не дойдет до отлучения от тела, в час же суда в неразрушимом союзе с телом, невозвратно подпадет вечному наказанию, которое Бог уготовил диаволу и ангелам его, ибо мертвы все они, зла будучи деятелями, за что и праведно оставленны Богом истинной жизни. Сие умерщление первым испытал Сатана, как справедливо оставленый Богом за непослушание, и нас его сообщниками сделавший, посредством злого совета вовлек нас разделением к непослушанию; но искупил нашу природу Христос от этого омертвения, человеческой жизнью Своею, делами, явив всяческое и благое послушание. Надлежит же ведать, что не только человеческую природу воспринявший, но и человеческий обессмертив род[10] и ведя к причастию сей жизни и телу доставляет во время свое вечную жизнь, подобно тому, как то умертвение душе и телу принесло смерть.
Поэтому, и явиться нужно было сему необходимейшему и дающему совершенное решение домостроительству, предлагающему Его жительство к подражанию; ибо как людям, так и благим ангелам, Бог к подражанию представил Себя видимо. Поскольку с высоты того созерцания мы низпали, долу повергнув самих себя, от преизбыточувствующего человеколюбия к нам нисходит Бог с высоты, ни в чем ни отступив от своего божества; и с нами пожив, Самого Себя образцом нам представляет для нового восхождения к жизни. Не только это, но и учителем нам становится, словом указывая на то, что ведет к жизни, и великими чудесами учения слово удостоверяющий. И так оправдывается человеческая природа, как не имеющяя в себе самой лукавства, оправдывается же и Бог, как не являющийся причиной и творцом никакого зла, и если бы не вочеловечилось предвечное Слово Отца, мнилось бы, что в природе самой есть грех в человеке; ибо никакого безгрешного человека от века не было, и мог бы Творцу быть обращен упрек, как не все благим сотворившему, и как Самому не являющемуся Благим.
И, к тому же, как к Судии неправедному, как несправедливо осудившему им же самим осуждения достойным сотворившему человека. Поэтому воспринимает человеческую природу, дабы показать насколько она есть вне греха[11] и насколько она очищенна, что возможно Ему с ней по ипостаси соедениться и нераздельно со-вечноствовати с Ним, и таким образом всяким деянием возвещать, что Бог есть Благ и праведен, как Создатель благих и Суда праведного наблюдатель. Сатана же и с ним восставшие ангелы, падшие с небес, из примера ангелов, соблюдших свой чин дают понять, что не по природе зло в ангелах, по природе в них, конечно же, благо и Благая природа есть Создавший их, который и осудил праведным Судом сатану на вечный мрак, как ставшего самим собою творцом зла, через извращение добра. После же отпадения Адама, [свершившегося] от добра к злу извращением, никто не оказался злом неискаженный, после Адама не явился такой человек.
Поэтому явился новый Адам Христос, который по Исайе греха не сотворил и не помыслил, тем более не сказал и не обрелась лесть во устах его. Не сказал: «Из уст», но — «в устах Его», дабы обозначить непорочность мыслей (Его), как и в ином месте, он (Исаия) говорит, что прежде чем познать зло, избрал благо.
И так оправдался Бог, как говорится, и показался воистину Благим, и благих дел творцом, ставший во Христе безгрешным человеком, и явившийся во Христе и Им в бытие приведенной чистотой человеческой природы.[12]



[1] http://azbyka.ru/otechnik/Grigorij_Palama/homilia/16

[2] В существующем переводе (архим. Амвросия Погодина) в этом месте ошибка: «человек ввел смерть в мир». В тексте этого нет, там: «και ουτω φθονω του πονηρου και συγχωρησει δικαια του αγάθου θανατος εις τον κόσμον εισελθεν», что в переводе: «и таким образом завистью лукавого и справедливым позволением Благого, смерть вошла в мир».

[3] По поводу этого отрывка в существующем переводе такое примечание: «Здесь оригинал (да и латин. перевод) были бы трудны для понимания в непосредственной передаче текста, и мы сочли за лучшее в данном случае передать мысль Святителя в свободном изложении.» То есть, по сути, это место просто не было переведено.

[4] Нужно отметить, что это предложение в существующем переводе звучит достаточно точно и хорошо, за исключением слова φθορά - тление, которое переведено, как истление, в то время, как истление по гречески – διαφθορα, и слова эти имеют разный смысл… О разнице между этими словами и о догматическом их значении говорит прп. И. Дамаскин в отдельной главе точного изложения Православной веры. См. В tlg Joannes Damascenus Scr. Eccl. et Theol. : Expositio fidei : Section 72, line 28 ΚΕΦΑΛΑΙΟΝ 72. Περὶ φθορᾶς καὶ διαφθορᾶς (глава 72 о тлении и истлении): «Τὸ τῆς φθορᾶς ὄνομα δύο σημαίνει. Σημαίνει γὰρ τὰ ἀνθρώπινα ταῦτα πάθη· πεῖναν, δίψαν, κόπον, τὴν τῶν ἥλων διάτρησιν, θάνατον ἤτοι χωρισμὸν τῆς ψυχῆς ἐκ τοῦ σώματος καὶ τὰ τοιαῦτα. Κατὰ τοῦτο τὸ σημαινόμενον φθαρτὸν τὸ τοῦ κυρίου σῶμά φαμεν·» «Итак название φθορᾶ(тление) два значения имеет. Означает человеческие сия страсти; голод жажду, усталость....смерть то есть разлучение души от тела и тому подобное, в этом значении мы называем тленным тело Господне.»

Так как слово тление может стать причиной придания ему неверного смысла, то сделаем пояснение. Тленность, тление, кое православная догматика исповедует в человеческой природе воплощенного Бога Логоса до воскресения, т.е голод, смерть и т.д – это не изначальное совершенство человеческой природы, но ее (грехопадением первозданных) произошедшая испорченность. Именно такую нашу природу, испорченную, нуждающуюся в исправлении, восстановлении, воспринял Бог Логос.

И второе значение φθορᾶ (не главное) - это «Σημαίνει δὲ ἡ φθορὰ καὶ τὴν τελείαν τοῦ σώματος εἰς τά, ἐξ ὧν συνετέθη, στοιχεῖα διάλυσιν». Означает же φθορὰ и полное тела на те элементы из которых состоит оно разложение»…И более точное слово для этого - διαφθορὰ(истление) - «μᾶλλον ὑπὸ πολλῶν λέγεταί τε καὶ ὀνομάζεται», истлением чаще многие это называют и так говорят». И это то, чему никак не причастно тело Христово ни до, ни после воскресения «Ταύτης πεῖραν τὸ τοῦ κυρίου σῶμα οὐκ ἔσχεν, ὥς φησιν ὁ προφήτης Δαυίδ· «Ὅτι οὐκ ἐγκαταλείψεις τὴν ψυχήν μου εἰς ᾅδου οὐδὲ δώσεις τὸν ὅσιόν σου ἰδεῖν διαφθοράν». «Этому тело Господне никак не причастно, как сказал пророк Давид: «не оставишь души моей во аде не дашь преподобному твоему видеть истления».(пс.15)











[5] Συγκατάθεσις частое в аскетической литературе cлово, традиционный и верный перевод, которого - сосложение. Например, сосложение с дурным помыслом, имеет смысл согласия с ним.

[6] Имеется ввиду не только божественным действием - энергией, но Самим Собой, ибо «Слово само стало плоти ипостасью» см. прп. И.Дамаскин. Слово ипостась в греческом языке означает бытие.

«αὐτὸς ὁ τοῦ Θεοῦ Λόγος χρηματίσας τῇ σαρκὶ ὑπόστασις· οὐ γὰρ προϋποστάσῃ καθ᾿ ἑαυτὴν
σαρκὶ ἡνώθη ὁ θεῖος Λόγος, ἀλλ᾿ ἐνοικήσας τῇ γαστρὶ τῆς Ἁγίας Παρθένου ἀπεριγράπτως ἐν τῇ ἑαυτοῦ ὑποστάσει ἐκ τῶν ἁγνῶν τῆς Ἀειπαρθένου αἱμάτων σάρκα ἐψυχωμένην ψυχῇ λογικῇ τε καὶ νοερᾷ ὑπεστήσατο ἀπαρχὴν προσλαβόμενος τοῦ ἀνθρωπίνου φυράματος, αὐτὸς ὁ Λόγος γενόμενος τῇ σαρκὶ ὑπόστασις.» ΚΕΦΑΛΑΙΟΝ 46 «Бог Логос ставший плоти ипостасью; не той плоти, коя уже бы прежде была сама по себе ( =прежде была ипостасью), соединился Бог Логос, но вселившись во чреве Святой Девы неописуемо своей собственной ипостасью из чистых кровей Приснодевы плоть одушевленную разумной и умной душой (ὑπεστήσατο=привел в бытие - ипостазировал) начаток восприняв нашего смешения, Сам Логос становится ипостасию плоти»

http://users.uoa.gr/~nektar/orthodoxy/paterikon/iwannhs_damaskhnos_ekdosis_akribhs.htm



[7] Т.е природу Адама (и его потомков) какой она стала после падения.

[8] по человечеству (по воспринятой Им человеческой природе).

[9] Имеются в виду ангелы как светлые, так и падшие, которые не есть чистый Дух как Бог, но имеют некую телесность (т.е. духовные тела), и не являются, как Бог, везде пребывающими. С ними сравнивает св. отец не по Богу живущих людей после воскресения… Наречие ανεπιστροφως - невозвратно, исключает мысль о всеобщем спасении.

[10] В существующем переводе Погодина есть прибавление - «весь», но и «чтобы весь человеческий род обессмертить». В тексте св. отца нет слова «весь», которое может создать у предвзято настроенных впечатление, что св. Григорий говорит о восприятии всех вообще человеческих ипостасей, т. е. - ересь. Нужно напомнить, отеческое разделение между природой в неделимом, которую воспринял Христос, и природой в виде, той, что во всех людях. Сказав: «нашу природу воспринявший» - св.Григорий имеет ввиду именно воспринятое Богом Словом наше естество в неделимом (атоме), а фраза: «человеческий обессмертив род» говорит о том, что и всем людям вообще (всей природе в виде) доступно теперь блаженное бессмертие, если они захотят идти путем спасения. То, что св. Григорий совершенно исключает идею всеобщего спасения, мы не раз увидим ниже. О природе в виде и о природе в неделимом (ατόμον) - см. прп. И.Дамаскин 55 глава Точного изложения.

[11] Приведем здесь слова св. Иоанна Дамаскина, что бы показать преемственность богословия св. Григория от древних отцов. «Μόνη δὲ ἡ ἁμαρτία παρά φύσιν ἐστὶν ἑκούσιον καὶ αὐθαίρετον τῆς ψυχῆς πάθος κάκιστον καὶ φθορά». «Один только грех есть вне природы(=не есть природы,) но добровольная и ПРОИЗВОЛЬНАЯ самая плохая страсть души и тление.» Введение в догматы элементарное [9] Περὶ πάθους. И в 69 главе Точного изложения: «Ὅλον γὰρ τὸν ἄνθρωπον καὶ πάντα τὰ τοῦ ἀνθρώπου ἀνέλαβε πλὴν τῆς ἁμαρτίας· αὕτη γὰρ οὐ φυσική ἐστιν οὐδὲ ὑπὸ τοῦ Δημιουργοῦ ἡμῖν ἐνσπαρεῖσα,» «Ибо всего человека воспринял и все человеческое кроме греха; так как он (грех) не природен и не Творцом всеян в нас»


[12]Важный и требующий пояснения момент. В переводе Погодина неверно: «и во Христе явившаяся чистота была Им присвоена самому человеческому естеству». В оригинале - «αναφανεισεις εν Χριστω της ενυπεργμένης υπ’ αυτου καθαρότητος τη ανθρωπίνη φυσει. «Смысл фразы таков: 1.Когда стала реальностью во Христе безгрешность человека (неопределенно сказанным «человек» обозначают отцы человеческую природу). 2. Когда Им (божественной ипостасью Слово) в бытие была приведена (ενυπεργμενης υπ’ αυτου), т.е. Его собственная Бога Слова человеческая природа (в неделимом), абсолютно чистая, так как ипостась этой природы не тварная, а несозданная – божественная, Сам Бог Слово. 3. И так «оправдался» Бог…То, что это утрированное выражение ясно из уточнения св. отца: «как говорится»… Т.е. снова стала очевидна Бога благость… С помощью чего, чем «оправдался»? «ставшим во Христе безгрешным человеком, и явившейся во Христе и Им в бытие приведенной чистотой человеческой природы». Им (Богом Словом - божественной ипостасию) в бытие, приведение в неделимом человеческой природы = ипостазирование - воипостазирование, слово, очень часто неверно понимаемое в русскоязычном богословии. См. примечание № 6

 16 омилия св.Григория Паламы(мой перевод с примечаниями) ч.2©

toixografia-8

Фреска с изображением святого Григория Паламы из храма чиноначальников(ангельских сил) в селе Апозари митрополия Касторьи. Эллада.

Так как нужно было явиться и дерзновенно предложить неизреченное сие домостроительство, посылается Иоанн в пустыню, нареченный Богом Предтечею, крестя приходящих и проповедуя им быть в готовности и верить в Грядущего, который и крестит их Духом и огнем; но который настолько выше его, насколько Дух святой выше воды; ибо он свидетельствует о Нем как о Владыке и всех Творце, властвующем ангелами и людьми; и его словесная нива есть все люди и лопата для этой нивы, то есть служебные силы, находятся в руке и во власти самого Грядущего.

Не только ради самого себя свидетельствует Господень Предтеча о том, что таков Грядущий, но и на Исайю прикровенно указует, который предвозвестил Господа Его, самого же себя называет служителем предпосланным для предвозвещения Того пришествия и побудить убеждаемых им, приготовиться к принятию Его, говоря «Аз глас вопиющаго в пустыне: уготовайте путь Господень» (Лк.3:4; Ин.1:23).
Свидетельствует, сей о том, что и прежде зачатия и становления был «Предо мною бысть», говорит, «Иже по мне грядый» (Ин.1:15), хотя зачатие и рождение его после Иоаннового были, о том, кто ему Предшествует, об агнце Божием свидетельствует, вземлющем грех мира, предвозвещая об оставлении грехов наших Его жертвою и закланием.

Но о Нем же свидетельствует, как и о Всевышнем, и с небес сошедшем и безгранично сильном, как о не мерою, принявшем Духа от Отца. И верующим в Него проповедует жизнь вечную, непослушным же грозит Божиим неминуемым гневом; спрошенный же своими учениками о Нем отвечает: «Оному подобает расти, мне же малитися» (Ин.3:30).

И можно показать по причине того [Иоанна], что не только он, но все Его [Христа] меньше, настолько насколько земля меньше сверхнебесного. «Грядый свыше, над всеми есть» (Ин.3:31); говорит он, будучи исключением из всех [людей] и отеческое превосходство сохраняющий, как Сын возлюбленный. И снова «Отец любит Сына, и вся даде в руце Его. Веруяй в Сына, имать живот вечный: а иже не верует в Сына, не узрит живота, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин.3:35-36). Итак, приходит Христос кο крещению, и сие ради благого послушания пославшему Иоанна, как тот сказал «Тако бо подобает нам исполнити всяку правду» (Мф.3:15); и это ради собственного явления; к тому же, для того чтобы пути спасения показать начало, и удостоверить последующих и крестящихся, как Он показал и повелел, что Дух Святой подается, посему крещение соделалось очистительным лекарством от в нас находящихся скверн, происходящих от страстного рождения и жизни; и хоть Он как человек, не был нуждающимся в очищении, из непорочной рожденный Девы, и живший вне всякого греха, но поскольку ради нас рождается, ради нас и очищается. Итак, крестится от Иоанна и восходящему Ему из воды отверзаются Ему небеса, и глас Отца слышится оттуда : «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о немже благоволих» (Мф.3:17), и как голубь, сходит на Него Дух Божий, указывая присутствующим свидетельствуемого свыше.

Таким образом, является тот Сын как истинный; является же и, иже на небесех Отец, Отцом будучи истинным, является и Дух Святой, произошедший по бытию из Отца, покоящийся же и в истинном Отчем Сыне, вселяется же водою крещения Его и Отца благодать и Духа, как впоследствии, прививаемая крещаемым божественно их возрождает и обновляет, и тάинственно новотворит, как уже не из ветхого Адама сущих, от коего привлекли проклятие, но от нового Адама имея рождение, от коего уже благословение имеют, будучи не чада плоти, но чада Божия, которые не от кровей, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились.
Ибо хотя ради упражнения, для испытания, для исправления, для постижения бедствия века сего, они еще долу влекущим грузом сей тлеющей плоти обременяются, однако, невидимо облекшиеся во Христа, насколько возможно причастится его жительству старающиеся, а после исхода отсюда Его блаженства и сияния и нетления приобщится; и подобно тому, как чрез одного Адама, путем происхождения, перешло на потомков наказание смерти,[13] так из одного Богочеловека Слова на всех возрожденных из Него переходит благодать вечной и небесной жизни; посему и отверсто для таковых небо, принимающее их в надлежащее время, если вскармливаясь верою в Него, по сей вере праведностью станут наследниками Божиими, приняв власть, и быть сонаследниками Христа, непорочной Его жизни и бессмертия причастниками, и соприбывая с Ним нераздельно и Его славою всецело наслаждаясь; ибо закрыто нам прежде было небо, и мы были чадами гнева, который есть справедливое оставление нас Богом, за наш грех и непослушание; но по причине безгрешности нашей природы во Христе и послушания Богу, мы стали чадами благоволения, Христу соединенными, и возлюбленными сынами; и небо открывается для нас, чтобы мог на нас сходить Дух Божий и пребывать в нас, и Им в надлежащее время на небо вознестись нам, когда Воздвигший Христа из мертвых, оживит и наши смертные тела, чрез Духа Его, обитающего в нас, преобразовав тело смирения нашего и творя его сообразным телу славы Христовой, через, Которого мы обогатились бессмертием и воззваны на небеса, где выше всякого начала и власти, одесную Величия, на небе водворилась на троне наша природа. О, глубина богатства и премудрости и человеколюбия Божия! Так ведал Бог, как [произшедшее] самовластие нашего искажением отступление, Его мудростью и силой человеколюбиво переделать, несравненным образом в лучшее; ибо если бы не сошел с небес Сын Божий, не имели бы мы надежды восхождения на небо, если бы он, таким образом, не вочеловечился, не пострадал плотию и не воскрес, и не вознесся ради нас, мы бы не познали преизбыток любви Божией к нам, если бы не когда мы еще были нечестивы, он не воплотился бы ради нас, то не были бы мы Им возвышенны столь во многом, и разрушительного превозношения бы не отдалились. Ныне же, как ничего не привнесшие, вышними ставшие, пребываем в смирении и на величину обетования и благодеяния взирая с благоразумием, вечно становимся смиреннее, — в чем и спасение.[14] Итак, стал Сын Божий человеком, дабы, показать на какую, высоту он нас возвел; чтобы мы не превозносились как сами победы достигшие; и чтобы, будучи двойным, как действительно посредник, сочетающий посредством каждого каждую часть; разрешить узы греха, чтобы очистить от греха произошедшее осквернение плоти, и показать Божию к нам любовь, и явить в какую глубину греха мы впали, что воплощение Бога понадобилось, и чтобы стать нам образцом смирения, кое и плоть имеет и страсть (страдание), и врачество исцеляющее гордость; и чтобы показать благой нашу природу, созданную Богом; чтобы стать воскресения и вечной жизни начальником и удостоверителем, разрушив отчаяние, чтобы Сыном человеческим став и приобщившись смертности, сынами божиими и причастниками божественного бессмертия соделать людей, дабы явить, что природа человека превыше всех творений, по образу сотворена Божию, ибо столь сродна она Богу, что возможно было Ему сойтись с ней в одной ипостаси, почтив и плоть сию смертную, чтобы гордые духи не считали самих себя превосходящими человека и другими не понимались бы таковыми; и не боготворили бы себя, по причине своей бесплотности и мнимого бессмертия, и чтобы то наше природное разделившееся, соединить с Богом, двойным по природе посредником, Он становится. И не должно говорить более того, как только то, что воплотился Бог Слово, и иначе не явлен был бы ни Отец, как воистину Отец; ни Сын, как воистину Сын; ни Дух Святый, происходящий и Сей от Отца, ни Бог в сущности и ипостасях, но действием только неким созерцался бы созданиями, как неразумно сказали древние мудрецы, и ныне те, кто согласно Варлааму и Акиндину думают. Явил через это самого себя Господь по своему домостроительству, как и нам, говорится столь доступно; явил же и Отца, как воистину наивысшего Отца. Показал же, в то же время, и как к Нему снова взойти сущим [людям] и впоследствии будущим, хотящим [этого], показывая и призывая, и ведя их посредством своего жития и учения, и чудотворения, и пророчества; более же истинной премудростию и ведением божественными и сверхприродными, для которых ничто не осталось неявленным, ни из будущих , ни из в ныне, невидимо в глубине сердец, движущихся[15]. Следовательно, нужно было оказавшим послушание свободными стать от рабства диаволу; так как, из за пленения ему был предан соблазненный человек, гневу Божию, гнев же сей - есть праведное отнятие Богом блага,[16] нужно же было измениться (примириться) роду [нашему] (καταλλαγῆναι τω γένει);[17] иначе не было бы возможно освободиться от того рабства.Итак, нужда была в жертве высшему Отцу[18], примиряющей (изменяющей) (καταλαττούσης)[19] и освящающей нас, оскверненных сообщением с лукавым. В жертве очищающей и чистой, но и в священнике[20], очищенном и безгрешном.Необходимость была не только души, но и тела нашего воскресения, и сие ради [людей] будущего времени. Итак, нужно было даровать нам не только сию свободу и воскресение, но и удостоверить;[21] вдобавок к этому, и вознесение, и на небесах нескончаемое жительство. Необходимо было все это и в то время сущим, и будущим, и сколь более от века рожденным от рода[22] [людей]; во аде было таковых многим более, чем будущих, и намного больше было тех, кому предстояло уверовать и спастись, почему и, думаю я, что в конце времен Христос пришел. Подобало и в аду проповедать Евангелие, и явить сие великое домостроительство, и даровать нам, от пленивших нас демонов, окончательное освобождение и освящение, и будущие обетования. Конечно же, всяко подобало и в ад сойти Христу; но и сие все со справедливостью, без которой ничто не совершается Богом. К сем же трем изреченным нужно было и обманувшего праведно обмануть и погубить собравшего богатство, кое обманом приобрел, что бы премудрость победила лукавство, в котором пребывает, величаясь началозлобный, каковое бы величание не отбросил бы он, если бы властию божественной был бы поражен, а не премудростию и справедливостью лишен был державы. Но поскольку все люди к злу подвигшиеся делом, словом и мыслию или всеми или обеими таковыми, осквернили Богом данную человеческой природе чистоту, то в освящении нуждались, освящение же приношением каждого к Богу от начала совершается; чистым надлежало быть начатку, такого начатка мы не имели , чтобы Богу его принести, поэтому единственный нескверный явился Христос, и приношение и начаток Сам Себя приносит за нас, дабы на него взирая и Ему веруя, и послушанием Ему с Ним соединяемые, через Него узрим лицо Божие, и, получив милость, все будем освящены. И это есть именно то, что сказал в Евангелиях Господь: «За них Аз свящу Себе, да и тии будут священи воистину» (Ин. 17:19). Не только приношению, но и приносящему первосвященнику нужно было быть чистым и безгрешным, как сказал апостол: «Таков нам подобаше Архиерей, преподобен, незлобив, бессквернен, отлучен от грешник, и выше небес бывый» (Евр. 7:26).По этим и им подобным причинам Слово Бога не только «плотию стало и вселися в ны, на земли явися и с человеки поживе», но ради нас ныне хоть и в высшей степени чистую, но смертную и страстную воспринимает природу;[23] и ею началозлобного змия, как богомудрой наживкой, посредством креста, насаживает на крючок (αγγιστρεύσας) весь им порабощенный освобождая род, ибо с падением тирана освобождается все над чем он тиранствовал, и это то, о чем Господь в Евангелиях сказал: «связан сильный, и расхищены сосуды его». Похищены они Христом, освободившим, оправдавшим и омывшим нас светом, и божественными дарами обогатившим. Поэтому воспевает Давид «Возшедши на высоту» — на высоту Креста, конечно, - или если хочешь — на небо — «пленил плен, дал дары людям» (Пс. 67:19). Диавола страстью (страданием) и плотию повергшего; Богу же и Отцу сию, принося как жертву, как непорочное и всесвященное заколение, о неизреченная великая щедрость! В одного рода с нами его изменил (κατήλλαξεν).[24] Поскольку по решению (κατά γνώμην) Отца претерпел страдание, примером стал для нас, преслушанием погибших, и спасающихся, послушанием [возводящим] до того, кого слушаем.[25] Показал же и эту смерть, как подающую жизнь бессмертную, намного высшей, диаволу, присущего бессмертия. Действительно, нe вторую и вечную смерть, которая гораздо хуже мириадов смертей, как имеющая ввергнуть в будущее наказание, мы получим, но в небесных обителях со Христом пребывание; ибо Он из мертвых воскрес тридневен, и после того, как предстал Сам живой собственным ученикам, на небо вознесся и пребывает бессмертен; воскресение нам и бессмертие на небесах вечное и непорочное и воистину блаженное житие даруя и обеспечивая одной смертью Собственной плоти и одним воскресением ее, двойную нашу смерть исцеляя, и из двойного, то есть души и тела, пленения нас освобождая. Ибо стал духом мертв лукавый, по причине своего добровольного греха, справедливо оставленный Богом истинной жизни; будучи же полнотой зла и начальником зависти, обманщиком, началозлобным, не потерпел он в месте наслаждения, в раю, говорю, жизнь человека, но гибельным советом похитив его, сделал общником своего греха и своего, по духу, умерщвления. Этому духовному омертвению по необходимости следует и тела умервщление, и, таким образом, лукавый посредством одной своей смерти двойную нам смерть причинил; и долу поверг и себя низшими [сделал], великим себя возомнил и величался как нас перехитривший знанием, и поработивший и, увы, казавшийся нам богом, но после смерти и наследником душ наших ставший, как оставленных, и утянув их в ад заключает их там, как ему казалось, неприступными стражами. Смиловавшись над такой бедой, сотворивший нас Бог, сошел туда, куда мы были ввержены, чтобы оттуда воззвать нас; единственный, кто из мертвых явился свободным, как духом живым[26] сошедший туда, и не только это, но и светом божественным оси́яемый, и силою животворящей, чтобы просветить во тьме сидящих и оживить по духу тех, кто там веровал в Него; оживотворить же и тела всех в день, установленный, чтобы оживотворить и судить весь род, как и первоверховный апостол в посланиях учит нас: «На се бо и мертвым благовестися, да суд убо приимут по человеку плотию, поживут же по Бозе духом» (1 Пет. 4:6). Немного выше, в том же Послании, показал кто и ради кого во аде мервым возвестил Евангелие, сказал: «Христос единою о гресех наших пострада, праведник за неправедники, да приведет ны Богови, умерщвлен убо быв плотию, оживь же духом: о немже и сущим в темнице духовом (т.е. душам мертвых от века) сошед проповеда» (1 Пет. 3:18-19). Подобно тому, как лукавый посредством одной, его собственной по духу смерти, причинил нам двойную смерть, так и Благий только смертью по телу исцеляет нашу двойную смерть, одним Его собственного тела[27] воскресением, двойное нам воскресение даровал, телесной смертью повергнув, смертью державу имевшего над нашей душой и телом, и от его тирании над ними нас избавил; ибо лукавый облачается в змея, как через того человека соблазнивший, а Бог Слово воспринимает человеческую природу, как через нее обманувший обманувшего; но не подверженной обману, ее воспринимает чистой и таковой до конца сохраняет, принося ее Отцу от нас как начаток, в освящение наше. Если бы не страстное и не смертное тело воспринял Бог Слово, то как бы был обманут, как бы мог быть поражен диавол [тот, кто есть сама зависть]? Следовательно, он не искушает, пока не увидел Его носящим страстное тело; так как постясь сорок дней в пустыне, не испытывал голода, ибо хоть и страстным был облечен телом, но тогда сделал это и испытывал свойственное [плоти], когда соединенной с ним оставлялся всесильной силой;[28] ибо постившись сорок дней, как говорит Евангелие, в конце Он взалкал. Тогда первый раз дерзнул нападать началозлобный и искушение вводит, спеша найти вход против духа, и когда мощно был отражен, снова делает общее нападение, посредством всякого сластолюбия и полностью сокрушается, и раздраженный и постыженный убегает. Почему он [диавол], страстью тела дерзнувший напасть, был отражен? Потому, что предпринял соблазнить на сотворение греха безгрешного человека. Итак, убегает со стыдом отраженный [лукавый], но Христос не оставил того, но бесноватых освобождает, которыми тот обладал, болезни исцеляет, мертвых воскрешает, не только недавно умерших, но и уже разлагавшихся; и все это одним повелением; и от душ изгоняя его, проповедуя покаяние и приблизившееся небесное царство показывая, души возводя к вере, и житием с противостоящим воюя; грешных переделывая (μετασκευάζων) и принимая, и не только он Сам, но и своим [ученикам] дает власть на демонами.
Разве же мог это терпеть сатана и с ним падшие ангелы? Разве не думал он как бы ему пресечь несомую против него такую силу? Разве мог он терпеть Его среди людей живущим и освобождающего их от многолетней над ними тирании? Сего ради взбесившись против Христа, поскольку богомужнюю эту душу он познал по опыту, как высшую всех страстей, коих он был начальником, и для смерти, которую тот самим собой сотворил людям, совершенно недоступную, но тело Его он знал, как страстное и смертное, но так как он сам [сему телу] причинить смерть не имел позволения, то движет против Него мнения неверующих иудеев, завистью и манией неудержимой воздвигает их против Него, ибо как лукавые, они были обличаемы и отвергаемы Христом.
Подвигает он их и убеждает на смерть Его; и смерть бесчестную, только злодеям и нечестивцам полагаемую , думает так от земли Его удалить, и имя его на земле обесчестить. Дерзает он думать, что и Его душу он будет иметь в аду заключенной, как все от века души. Так обманщик обманывается, напав на страстное и смертное Христовой плоти. И свет невольно вводит в вожделенные им глубины, жизни Дарителя через духовное умерщвление, его тиранству подлежащим душам представил; и не только это, но и тело Его, подающее воскресение и бессмертие, смешал умершим, смерти и погребению поспешив предать. Господь мог бы и те его злоумышления отразить, но не восхотел, а восхотел, конечно, страдание претерпеть за нас, поэтому и Богочеловеком стал. Ибо если бы не был человеком, то не мог бы страдание претерпевать, а если бы не был и Богом пребывающим по божеству бесстрастным, Он бы не стал претерпевать за нас смерть плотию, посредством которой он дарует нам воскресение (ανάστασις) или, лучше сказать, (εξανάστασις)[29] и бессмертие. И не веровали бы, если б не пострадал Он, добровольно страдание предизбравший, как собирающийся нас освободить и возвысить, показывая Свое смирение и уча молитвами и делами до смерти за правду бороться, заповедуя удостоверенным воскресением силу бессмертия, и не только вечно пребывать, но пребывать вне той ужасной гибели, говорю об ужаснейшем наказании, уготовленном диаволу, и пребывать вечно со святыми ангелами, наслаждаясь с ними непорочным и нескончаемым Царствием. Сего ради смерть, которую он не должен был [испытать] за нас, испытывает, дабы нас, подлежащих долгу, из рабства и смерти искупить; из смерти, говорю, и душевной, и телесной, и из временной, и из вечной, искупление, за нас грехом повинных, невинную и непорочную свою дав кровь, освободил нас от вины, простив наши грехи, и то рукописание на кресте разорвав, искупил от тирании диавола. Ибо тот, обманутый и раззявивший пасть, наше искупление - ту владычнюю кровь - спешит пролить, не только невиновную, но и божественной силой богатую, не только не обогатился от этого, но был крепко связан, и стал, посредством креста Христова, позорным примером; и так мы от того рабства избавлены и перемещены в Царство Сына Божия, будучи прежде сосудами гнева, стали сосудами Его милости, связавшего того, по сравнению с нами, сильного и сосуды его похитившего, который[Христос] затем по справедливости, как неправедно, завистию диавола умерщвленный, стал царствовать нами, справедливостью таинственно победив началозлобного; и явно показывает всемогущую силу и по телу смерти подвергаясь, и воскреснув тридневен, и на небеса восшедший, и одесную Отца воссевший, с той плотию, в которую облекся, по которой и умер, удостоверяя нам из мертвых воскресение и на небесах восстановление, и царства наследие, когда мы ему подражающие, насколько возможно, праведностью с начальником греха будем сражаться, отражая его нападения, и мужественно выдерживая его внушения. Поэтому хоть и посредством божественного крещения, возродивший нас Господь, благодатью Святого Духа запечатлевший нас в день искупления, оставил нам смертное и страстное тело, и наставника зла из сокровищниц души изверг, но оставил ему возможность нападать извне, с тем, чтобы возобновленный человек по Новому Завету, т. е. по Христову Евангелию, в делании благих дел и покаянии живущий, наслаждения сей жизни презирая и претерпевая печали, нападениями противостоящего упражняющийся, подготовился к приятию нетления, и в нем[30] - благам нового века. Должно же верующему в надежде радоваться; так как, когда придет этой жизни конец, благоразумно он насладится, верно принимая блаженство, которое в будущей жизни будет. Верою, осознающей ничтожность, которую справедливо приписывают этой жизни, в терпении; и через терпение, по отношению к греху и начальнику греха и соработнику, и подчиняемым ему, молитвами, вплоть до крови, противостоять (αντικαθίστασθαι)[31], ибо кроме греха нет ничего в сей жизни действительно плохого, даже смерть не такова, хоть и причиняет бедствие.

Поэтому и лики Преподобных сами себе причиняли огорчения (бедствия) телу. Мученики же, насильственно наносимую им другими смерть, сделали благославнейшей; и жизнь, и славу царствия вечного и небесного содержащей, добро и богоугодно использовав ее, cего ради и после того, как упразднил смерть Своим Воскресением, своих Он еще оставил пребывать, и, кроме того, оставил и другие бедствия, дабы по Христу [живущий] человек посредством сих, борясь за истину в жизни и догматах, к будущему новому тому, нестареющему веку, Новым Заветом приготовился. Служат эти бедствия для исправления грехов, для упражнения, для испытания, для покорения трудности сей жизни, для того, чтобы побудить желать горячо и просить упорно вечного того усыновления и искупления воистину той новой жизни и блаженства. Ибо многообразно, по душе и по телу наше во Христе усыновление и обновления начало и совершенство имеющее; и то, что между ними начало вложила в нас благодать крещения, всех согрешений и от вины проклятия оставление подающая; и баней нового рождения оно называется; совершенство же подаст чаемое верными из [мертвых] воскресение и вечного века обетование; то же, что между ними – это, по Христову евангелию, жительство, которым и питается, и возрастает, и обновляется день ото дня преуспевающий по Богу человек, в познании Бога, в праведности и освящении и насколько возможно уменьшающий и от себя отсекающий вниз тянущее старание, перенося вожделение с видимого плотского и временного на умное, духовное и вечное. Третьему же нашему во Христе обновлению учит, неизреченных тайн Духа зритель, сосуд избранный, Павел Великий, когда пишет Римлянам: «Елицы во Христа Иисуса крестихомся, в смерть Его крестихомся. Спогребохомся убо Ему крещением в смерть» (Рим. 6:3-4). Сие есть нашего обновления начало, ибо рукописание наших согрешений Христос на кресте разорвал и крещением Ему сопогребающихся невиновными сотворил. Слушай же и о следующей за началом середине: «Да якоже воста Христос от мертвых, тако и мы во обновлении жизни ходити начнем». Затем, начало и род обновления и усыновления более ясно показывая, говорит: «И мы сами начаток духа имуще, и мы сами в себе воздыхаем, всыновления чающе» (Рим. 8:23), начатком Духа называя освящение и благодать Духа, которую в крещении принимаем, освобождаясь от согрешений и обновляясь, даром Христовой благодати оправдываемся; вся сия есть начаток тех будущих благ. Сказав же: «усыновления чающие» показывает, что не крещение он имеет виду, говоря усыновление, но то будущее, совершенное и непадаемое, и прибавляет: «избавления телу нашему» (там же), указывая на избавление от страстей и тления; ибо то усыновление падает много раз, то, которое происходит новой жизнью и воскресением, действительно есть совершенное и прочное. И он же, когда пишет Филлипийцам, окончание этого обновления яснее излагает: «Спасителя ждем, Господа нашего Иисуса Христа, Иже преобразит тело смирения нашего, яко быти сему сообразну телу славы Его» (Фил. 3:20-21); как умер Христос в немощи и бесчестии тела, воскрес же в силе и славе Божественной, так и во Христе пожившие, сеются смертию снова, по Павлову слову, в немощи и бесчестии, восстанут же в силе и славе, восприняв тело прославленное и непорочное, такое, как имел Христос после воскресения, будучи перворожденным из мертвых и начатком усопших ставший. Но это обновление тела более верой созерцается ныне, не самовидением, но надеждой, не в действительности пока; с души начинается, как сказали в божественном крещении, посредством оставления грехов, питается же и возрастает через праведность в вере, снова и снова обновляемая познанием Бога, и его взаимными добродетелями; принимает же совершенство в будущем, лицом к лицу созерцании Бога, ибо ныне зрит (как бы) чрез зерцало и в гадании; поэтому и особо любимый Христом Иоанн (Богослов), понял обновление и души и тела: «Ныне», говорит, «чада Божия есмы». Это — начало усыновления, но «не явися, что будем: вемы же, яко егда явится, подобни Ему будем, ибо узрим Его, якоже есть» (1 Ин. 3:2). Это совершенство, по Богу нам посредством Христом дарованного усыновления и обновления, о котором он и сказал в Евангелии: «Даде Христос область верующим во имя Его чадом Божиим быти, иже не от крове, ни от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Бога родишася» (Ин. 1:12-13), называя нас не от плоти родившимися, но от Бога, с помощью божественного крещения, происходящее возрождение и усыновление показывает, о котором и в послании сказал: «ныне чада Божия есмы». Сказав, что дал нам власть чадами Божиими становится, как тогда еще не являвшимися таковыми, совершенство усыновления показывает; как совершенный младенец имеет возможность от природы мудрым стать, и мудрым он является этой силой (возможностью), придя же в возраст и тягой к знанию к нему перейдет и станет действием мудрым, таким же образом и возрожденный божественным крещением, силу (возможность) получает сообразным стать телу славы Христовой, если же и в новой жизни будет ходить, живя по Христу и его Евангелию, в воскресении эта возможность разовьется в совершенство, и уже не верой и надеждой, но истиной и действительностью прославленное и непорочное будет иметь тело, такое как Господь имел после воскресения; то сколь более Дух?[32] Воскреснут и мертвые тела нечестивых, но не во славе небесной, не станут сообразными телу славы Христовой и не узрят обетованного верным созерцания Бога, что и царством Божиим называется: «Да возмется нечестивый, да не видит славы Господни» (Ис. 26:10). А родившиеся и воспитанные по Христу и достигшие в меру возможного, возраста Христовой полноты, божественного блистания блаженно достигнут, и, согласно написанному, воссияют, как солнце в Царстве Отца своего. Этому божественному сиянию и Адам был причастником до преступления, как подлинной одеждой славою одетый, не был он наг и не был неблагообразен, но намного прекрасней был, насколько можно так сказать, тех, кто ныне одеждами, золотом и камнями блистающими украшены. Сего же божественного сияния, преступлением лишившуюся нашу природу и ее безобразие, помиловал Бог Слово, и благоутробной милостию восприняв, еще более явно, [cветом] одетой, избранным ученикам снова на Фаворе ее явил, то, какими мы некогда были, и какими в будущем веке станем, верующие в Него и совершенства в Нем достигшие, Он показал это всем. Плод этого совершенства - те, кто живет во Христе, через обручение, которое здесь явно дано Божиим святым, уже пожинают, согласно, сказанному о благе будущего века. И сие прежде показал Моисей, славу лица которого не могли видеть сыны израилевы, и с ним еще яснее Сам Господь, когда на горе просиял в свете божества, так издали светящий, что даже избранные ученики, несмотря на то, что духовную силу там получили, не могли перед этим блистанием стоять. Лицо же Стефана явилось, как сказано, подобным лицу ангела, и он от земли на то, что над небесами воззрел, где Христос восседал одесную величия, и созерцал он пренебесную славу Божию. И долго нужно было бы перечислять иных, и говорить о них, которые после, получив обручение будущих благ, сего божественного блистания и сияния, блаженно достигли, коего и мы да сподобимся благодатью и человеколюбием, ради нас вочеловечившегося и страдавшего, и погребенного, и воскресшего; и внизу лежащую нашу природу до небес возвысившего, и соединением Отцу ее почтившего, Иисуса Христа Господа нашего, которому подобает слава честь и поклонение со безначальным Его Отцем и со всесвятым и животворящим Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.

[13] Эта фраза совершенно исключает понимание смертности (наказания смертью) людей, как вины в собственном смысле. Это - следствие происхождения от смертных.
[14] Здесь очень ярко выражено отличие от латинской сотериологии.

[15] Очевидно движущихся помыслов, мыслей и т.д

[16] «гнев же Божий заключался в том, что человек справедливо был оставлен Благим» в переводе Погодина неверен. Οργη δε εστι θεια εγκαταλειψις δικαια του αγαθου ....= гнев же сей - есть праведное божие отнятие благого…Τ.е отнятия Богом от человека Его нетварной благодати.

[17] Это место переведено в переводе Погодина более чем свободно и неточно, с употреблением несуществующих в оригинале слов «человек» «Творец» и с игнорированием существующих. «то долженствовало человека примирить с Творцом», переводит он, в то время как, в оригинале (ἔδει ... καταλλαγῆναι τω γένει=должно было изменится (примирится) роду). Глагол καταλλαγῆναι- καταλάσσω - полностью меняться, заменять, одно на другое, замещать одно другим - употребляемый и для обозначения примирения, прекращения раздора, употреблен св.Григорием с глубочайшим смыслом. Значение примирения в нем - не основное, но, тем не менее, и оно там есть. Но глубочайший смысл изменения - замещения остался не передан в существующем переводе. Речь идет об изменении человеческого рода вообще, опять же не в смысле всех людей, а в смысле, что человеческой природе (всем ее ипостасям) теперь доступно изменение - обожение.



[18] «высшему Отцу» Эти слова ни в коем случае, не нужно понимать буквально, как жертву только Отцу, в смысле 1-й ипостаси Троицы. Разумеется, святой Григорий, как строгий византийский традиционалист, не разделял латинского мнения о принесении жертвы только Богу Отцу, как провозгласил Триденский собор латинян в 1562… «явил же (=Христос) и Отца как воистину наивысшего Отца» - говорит немного выше. Т.е Христос тоже высший Отец, как наш Творец, как и говорит св.Григорий другом месте: «Однако великий Василий мудро говорит: «Если Бог равно творит и рождает, то равно и Христос — Творец наш и Отец, ведь Он — Бог, и нет нужды в усыновлении Духом Святым». http://azbyka.ru/otechnik/Grigorij_Palama/o_prichastii/

св. Григорий, разумеется, исповедовал веру собора 1156-1157 г:

«разделяющим то, что нераздельно у Божественных и блаженных Отцов (которые научили, что Единородный примирил нас с Самим Собою посредством всего таинства домостроительства и через Самого Себя и в Себе с Богом и Отцом и, соответственно вполне, со Всесвятым и Животворящим Духом), как изобретателем новых и иноплеменных учений, анафема трижды»… Не принимающим, что жертва, ежедневно приносимая принявшими от Христа Священнодействие Божественных Тайн, приносится Святой Троице, как противоречащим Священным и Божественным Отцам Василию и Златоусту, с которыми согласны и остальные Богоносные Отцы в своих словах и писаниях, анафема трижды. Проф. Ф. И. Успенский, Синодик в Неделю Православия. Одесса, 1893 стр. 430—431.

Так учили и древние отцы: «Поэтому же он называется Архиереем (Евр.4.14), архиереем не как Бог, но как человек. И сам он принес жертву как человек и принял ее вместе со Отцем и Духом как Бог» Творения блаженного Феодорита епископа Кирского. Письма блаженного Феодорита. выпуск 1-й 150 Сергиев Посад 1907 стр.197.
[19] Причастие, от того же глагола καταλλαγῆναι, καταλάσσω, которое имеет смысл, прежде всего, изменения (это его 1-е значение), а потом только – примирения; ибо Бог неизменен и не бывает гневающимся и примиряющимся в прямом смысле, как человек. Что есть гнев Божий изъяснил св. Григорий чуть ранее, говоря: «гнев же сей - есть праведное отнятие Богом блага», т.е. отнятие Его нетварной благодати от согрешающего человека.

[20] Священником воплощенный Бог Сын именуется только по человечеству см. прим. 18.

[21] Мы обещали переводить без латинизмов, но тут очень бы подошел глагол «гарантировать»…

[22] 10:14 του γένους

[23] Страстную, т.е. подверженную страданиям голоду усталости, боли. Снова отметим точное соответствие слов св. Григория христологии древних отцов: «Если услышишь о Нем, что плакал и печалился и немоществовать начинал, снова имеет ввиду человека сущего с тем, что бы быть ему Богом, и воздает человечеству то, что ему свойственно. Так как смертное и тленное воспринял тело и таковым страстям подлежащее, необходимо, чтобы вместе с плотию и ее усвоил страсти, и при том что она испытывает все сие, испытывающим Он называется.» (PG75 369CD) Св. Кирилл Александрийский.

[24]Тот же глагол Καταλάσσω примирил с Богом нас, ставших с Ним (Богочеловеком) единого рода.

[25] «Чрез свое непослушание, погубили себя, а чрез послушание Христово спасены.» - в существующем переводе не соответствует тексту оригинала. В оригинале идёт речь о нашем послушании Богу, т.е. о послушании спасающихся нас людей, а не о послушании Христа.

[26] В данном случае, дух - синоним слова душа, но мы переводим как в оригинале, где стоит именно πνευμα, а не ψυχη; св. Григорий не раз вместо душа в этой омилии использует слово дух…

[27] Снова возвращаемся к смыслу человеческой природы в неделимом. Именно такую природу ипостазировал (значит дал бытие (осуществил)) Бог Логос из Девы. Древние отцы часто говорят о собственной плоти Логоса: «Так и тело владычнее есть тело, но оно есть тело безстрастное, нетленное, безсмертное, владычнее, божественное и прославленное божественной славою, оно не отделено от божества и не есть тело кого-нибудь другого, но самого Единородного Сына Божия, оно не иное лицо являет нам, но Самого Единородного, воспринявшего наше естество» Творения блаженного Феодорита епископа Кирского. Указ.издание. стр.203.

Срав. св. Кирилл Александрийский из 2-го письма к Суккенсу: «Ведь плоть была для Него собственной, как и для каждого из нас, несомненно, его тело является собственным.» БОГОСЛОВСКИЙ ВЕСТНИК № 10. 2010 (перевод иеромонаха Феодора Юлаева) стр. 19.

[28] Т.е. нетварной, божественной энергией, которая есть воипостасное Трех божественных ипостасей, в том числе и ипостаси Бога Сына. Бог Сын вочеловечившийся Христос имеет такую же природу (до воскресения) как и мы, и когда его собственная человеческая природа (в неделимом) оставляется нетварной Его божественной энергией, Он испытывает точно так же, как мы, голод. Причастность нетварной энергии Христа абсолютная, а не относительная и мерой дающаяся, как у святых, так как у любого святого ипостась тварная, а у человеческой природы Христа ипостась нетварная, божественная – сам Бог Логос. Переживание Христом чувства голода вводит диавола в заблуждение и он продолжает считать Его человеческой ипостасью, и поэтому и подвизает иудеев Его убить. Об этом говорит далее св. Григорий.

[29] - из(мертвых) воскресение.

[30] Т.е. в этом нетлении, содержащимся благам.

[31] Этот глагол, прежде всего, имеет значение замещать одно другим, здесь тот же смысл, о которым мы сказали в примечании 9.
[32] Имеется в виду душа. Даже тело, говорит, св. Григорий, будет прославленно и обоженно, и представьте, насколько большую славу обожения будет иметь душа спасшегося и святого человека.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Интерактивный проект

Интерактивный православный просветительский проект "Ромиόc-фос" Ρωμηός φῶς

http://rwmios-f.livejournal.com/121559.html http://rwmiosini.blogspot.gr/ Проект прежде всего переводческий,дорогие православные дру...